с. Еткуль 24 сентября 2021
Вы здесь: Главная > Новости > Интервью > Печальное дело
Печальное дело

Печальное дело

Похоронная сфера окутана тайной, о ней крайне редко пишут в газетах, а фильмы снимают чаще всего мистические. Как же там всё на самом деле? Как приходят в это ремесло? Рассказывает директор одного из ритуальных предприятий нашего района Сергей Киндеев.

— Сергей Валерьевич, кто вы по первой профессии?

— Токарь-фрезеровщик. Начинал в шиномонтажной мастерской, потом работал с камнем: делал декоративные шкатулки, сувениры, по совместительству был водителем-экспедитором. Однажды друг предложил мне попробовать себя в качестве диспетчера в сфере ритуальных услуг. Это было начало 2000-х годов, тогда в Челябинске существовало всего две таких организации. Чтобы я понял специфику новой работы, поставили на перевозку. Надо забрать судмедэксперта и следователя прокуратуры, отвезти их к умершему (если смерть наступила дома или на улице), затем — маршрут до морга.


— Страшно не было?

— Немного, но только сначала, почти ко всему человек привыкает. Единственное, на что всегда эмоционально реагируешь, — смерть детей. Это очень противоестественно.

Около трёх месяцев занимался вывозкой, помогал на похоронах, в качестве подработки копал могилы, устанавливал памятники. Пройдя все ступени, стал диспетчером службы, куда люди звонили со всего города. Вскоре меня перевели агентом ритуальной службы, в обязанности входило выезжать к людям на дом. Они расстроены, плачут, не понимают, что происходит. Объяснял, помогал. Часто нас вызывали первыми, я уже сам звонил в полицию и «скорую», которые по закону должны констатировать смерть.


— Какие качества нужны работнику похоронной службы?

— Чтобы успокоить человека, надо быть немного психологом. Это умение приходит не сразу, с опытом. Сам я очень стеснительный, мне трудно заговорить с незнакомыми людьми, но в нашей профессии нельзя молчать. Научился находить нужные слова, приводить примеры из жизни. Надо показать человеку, что он не одинок в своём горе, многим пришлось испытать подобное, пережить утрату близких. Хотя встречаются люди, которые не показывают переживаний, чуть ли не анекдоты рассказывают. Видимо, это своего рода защитная реакция.


— Сергей Валерьевич, в этой сфере вы около 20 лет, за это время многое изменилось?

— Например, раньше глубина могилы обязательно была два метра, теперь по нормативу достаточно 1,6 метра. Это упрощает возможность подхоронить умершего близкого родственника, если могила была устроена более 20 лет назад. Кроме того, новые технологии сделали более лёгкими и красивыми гробы. Не так давно их колотили из доски 40 или 50 мм и обивали красной тканью. Сейчас толщина доски 18 мм, а обивочного материала у нас около 30 видов. Популярными становятся лакированные еврогробы.

 

— Эстетика похорон тоже стала другой?

— В похоронной сфере уже не обойтись без церемониймейстера, который руководит всем процессом, придаёт торжественность обряду похорон. Хочу ввести эту должность и у нас в Еткуле.


— Вы работали в Челябинске и Еткульском районе. Наши похороны отличаются от городских?

— В 2013 году, когда я переехал в Еткуль, здесь ещё придерживались обычая оставлять покойника в доме на ночь. В деревнях народ организованнее и душевнее, до сих пор жива традиция — до самого кладбища нести гроб на руках. Веточки или цветы по дороге бросают. В Челябинске я такого не видел.

Когда-то, чтобы проститься с умершим человеком, в городах гроб поднимали в квартиру многоэтажного дома. Уже давно повсюду для прощаний и отпеваний построены ритуальные залы. Хотя, оказалось, что такой зал в Еткуле пока не востребован.


— У вас, наверное, один выходной в году — на Пасху, когда хоронить не принято?

— В этот день нет похорон, но люди-то всё равно умирают. По сути, мы всегда работаем без выходных и круглосуточно.


— В прошлом году в связи с ковидом прибавилось работы?

— Високосный год был тяжёлым: смертность выросла по всей России, причём не только из-за ковида. Смерть причину найдёт. Если говорить о нашей организации, то похорон было больше обычного в два раза.


— Часто пользуются услугами крематория?

— Начиная с 2010 года случаев кремации всё больше. Раньше приходилось возить тела в крематорий Екатеринбурга, теперь он работает в Челябинске.


— Кремация обходится дешевле?

— Нет, в итоге сумма примерно та же.


— Людей разных наций хоронят по-разному. Вы быстро в этом разобрались?

— Ещё когда работал в Челябинске, меня посылали учиться в институт обрядовой культуры. Узнал много интересного. Конечно, у православных, католиков, мусульман, иудеев похоронные традиции отличаются. Всем известно о разных надгробьях: с крестами, звездой Давида, полумесяцем и звездой, цветочными орнаментами. Но много и других нюансов, обычно обговариваем их с заказчиками. Пожалуй, самые дружные в плане похорон мусульманские общины, они собираются вместе и почти все погребальные обряды совершают сами.


— В этом году в Новосибирске прошёл чемпионат по рытью могил. Ваши сотрудники бы могли в нём победить?

— Ещё недавно у нас работал уникальный человек Александр, которого прозвали Трактор. Ему уже за 60 лет, крепкий, жилистый. Он мог зимой за день четыре могилы выкопать. Мёрзлую землю копал кайлом и лопатой, чуть более получаса на одну могилу уходило. Вообще на работу могильщика трудно человека найти.

Недавно был случай. Мощные, спортивного вида парни, которые охранниками работают, просят у меня подработку. Предлагаю им могилу копать, соглашаются. Час ковырялись, совсем немного продвинулись, говорят: «Нет, это не наше!».

У профессионального могильщика своя технология, специальный инструмент, который заказывают у кузнецов. Орудия труда всегда имеют с запасом, так как они ломаются. Могилы, вырытые вручную, не сравнить с теми, что сделаны с помощью техники. Настоящие специалисты копают могилу с точностью до миллиметра, учитывают даже толщину материала, из которого изготовлен гроб, кроме того, аккуратно укладывают землю по краям.


— Есть свои профессиональные приметы?

— Иногда резко меняется погода, атмосферное давление, у самого ухудшается самочувствие, тогда понимаю: вызовов будет больше. Это пришло с опытом, возможно, и с возрастными изменениями организма.


— Мистические истории с вами происходили?

— Нет на кладбище никакой мистики, но странные истории иногда случаются: то на похоронах что-то пойдёт не так, то на могиле. На Еткульском кладбище два года назад установили памятник, он через год упал и сломался. Мы за свой счёт переделали. Через год он опять наклонился. Даже не поймём, в чём дело?


— Профессия научила смерти не бояться?

— Нет, наоборот. Раньше, когда всего этого не видел, легче было жить. Когда почти каждый день сталкиваешься со смертью, понимаешь, что жизнь скоротечна, порой хрупка, всегда может что-то непредвиденное случиться. Берегите себя и своих близких!


— Сколько в Еткуле стоят средние похороны?

— Цену мы не повышаем. В среднем похороны обходятся в 30 тысяч рублей. Замечу, что в городе заметно дороже. Кстати, каждый месяц мы хороним двух-трёх безродных. Государство выделяет для этого пособие около семи тысяч рублей. Этого очень мало, всегда добавляем и свои средства.


— У вас благодарное ремесло?

— Некоторые люди благодарят, за то, что все ритуальные услуги у нас собраны в одном месте. Говорят, что раньше не знали куда податься. Но всегда есть и недовольные.

Автор: Марина Морозова
Фото: Марина Морозова
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас