с. Еткуль 27 ноября 2022
Вы здесь: Главная > Новости > Интервью > Как это по-ботлихски?
Как это по-ботлихски?

Как это по-ботлихски?

Немало еткульчан уже открыли для себя туристический маршрут в Дагестан, публикации об этом были в «Искре». Сегодня речь не об отдыхающих, а о научной экспедиции. В ней минувшим летом поработали выпускницы национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Сара Задыкян и Полина Артемьева. Обе они обучались в Школе лингвистики на факультете гуманитарных наук.

Для лингвистов Дагестан — давнее место притяжения, этот край древних гор знаменит самым высоким в Европе языковым разнообразием. Сегодня на вопросы корреспондента «Искры» отвечает наша землячка Полина Артемьева.

— Полина, для вас лингвистические экспедиции — это разновидность студенческой практики?

— Такие экспедиции — не практика от института, а, по сути, часть научного процесса. Я окончила магистерскую программу «Лингвистическая теория и описание языка», которая готовит теоретиков. В отличие от прикладной лингвистики, где занимаются, например, переводом, методикой преподавания или изучением какого-то конкретного языка, теоретическая лингвистика — это раздел науки об общих языковых законах, концепциях. Лингвисты из Высшей школы экономики, МГУ, РГГУ, СПбГУ нередко ездят в экспедиции, где изучают и документируют малые языки России, так как многие из них до сих пор не имеют описанной грамматики.

Существуют даже бесписьменные языки, то есть те, на которых говорят, но не пишут. Наши лингвисты работают на Камчатке в Чукотке, Адыгее, Карелии, Ханты-Мансийском крае и других местах. Например, в январе-феврале этого года мы с однокурсницей были в Западной Африке и изучали один из таких бесписьменных языков — нген, на котором разговаривают в нескольких деревнях Кот-д’Ивуара. Материал, собранный в этой экспедиции, лёг в основу моего диплома. А в августе, после окончания вуза, мы поехали в Дагестан с другой моей уже бывшей однокурсницей Сарой Задыкян. Она писала диплом по языкам этого региона и сейчас продолжает их исследование, в частности, ботлихского. Сара поехала в экспедицию изучать падежи, а меня позвала в качестве помощницы, можно сказать — подмастерья.

 

 

— В какое место вы отправились и как добирались?

— Сначала поездом до Махачкалы, потом на микроавтобусе до села Ботлих. По горным дорогам и серпантину добирались более четырёх часов, но показалось, что доехали быстро, так как виды из окна очень красивые. На полпути водитель остановился, мы пересели во встречный микроавтобус, а пассажиры из него — в наш. Обе маршрутки развернулись и поехали, каждая своим путём.

В Ботлихе нас ждали в гостеприимном доме учительницы русского языка и литературы Умы Мажидовой. С ней сотрудничает наша лингвистическая лаборатория. Ума Магомедовна родилась не в Ботлихе, поэтому не очень хорошо владеет этим языком. Зато по-ботлихски свободно говорят её невестка и внук.

 

— Выходит, этот язык в селе знают не все?

— Ботлих — это районный центр, люди приезжают туда, селятся. Село расширяется и строится, особенно после того, как появился военный городок. Приезжие обычно общаются на аварском или на русском. В местных семьях говорят по-ботлихски, однако в школе в качестве родного языка дети изучают более распространённый аварский. Учебников на ботлихском языке нет. Зато существуют два ботлихско-русских словаря, один составил Магомед Абусов, второй — Михаил Алексеев и Халил Азаев.

Кроме того, два года назад впервые провели диктант на ботлихском языке по типу нашего Тотального диктанта. Акцию организовали Ассамблея коренных народов Дагестана, глава Ботлихского сельсовета, а также учителя и библиотекари.

 

 

 

— Как вы собирали материал для исследований?

— Записывали рассказы, сказки, истории, диалоги на рынке.

 

— Людям импонировало ваше внимание к ботлихскому языку?

— Конечно, всем нравится, когда интересуются их культурой. С нами очень охотно разговаривали, особенно женщины. Многие стараются, чтобы их дети и внуки знали ботлихский язык, объяснялись на нём. Раньше это было проще, так как горные сёла и аулы жили изолированно, было меньше смешанных браков. Лингвистические экспедиции очень повышают престиж языка. Детям невероятно интересно, что из Москвы приезжают изучать то, как говорят в их семьях, их деды и бабушки. Осознают, насколько это важно. Нам очень помогал девятилетний внук Умы Магомедовны Магомед и соседская девочка Мадина. Они водили нас по горам, показывали достопримечательности, рассказывали местные легенды, охотно давали интервью.

Впрочем, не только дети, все люди в Ботлихе очень приветливые, гостеприимные доброжелательные. Каждый хочет чем-то угостить, что-то рассказать. Уезжая, я с трудом уместила в рюкзаке два ботлихских пирога, банки с закрутками, конфеты. Отказаться было невозможно.

 

 

— Что это за ботлихские пироги?

— В Ботлихе их называют просто «пироги». Очень вкусные, из бездрожжевого теста, похожего на песочное, с орехами и курагой. Ботлих славится фруктовыми садами и грецкими орехами (их тоже называют просто «орех»). Недалеко от села есть и старинная водяная мельница, на которой уже несколько поколений делают урбеч. Это маслянистая паста из растёртых семян льна, конопли, косточек абрикоса или тыквенных семечек. Жители Ботлиха считают, что урбеч обладает лечебными свойствами, а кроме того, делает вкусными и полезными разные блюда. Например, с урбечем едят чуду — это тонкая пресная лепёшка, иногда её делают с начинками из творога, тыквы, мяса.

Мне очень нравится абрикосовая каша с льняным урбечем. Впрочем, её готовят и любят и в других местностях Дагестана. На медленном огне в абрикосовом соке определённым образом уваривается мука. В готовую кашу добавляют урбеч, разогретый со сливочным маслом. Тонкостей много, поэтому не буду подробно рассказывать рецепт. Момент приготовления настоящей абрикосовой каши мы с Сарой сняли видео. В ролике звучит ботлихский язык и есть субтитры на русском.

 

— В экспедиции вы наверняка собирали материал ещё для каких-то интересных проектов.

— Сейчас лаборатория межъязыковой конвергенции, от лица которой мы поехали в экспедицию, занимается созданием общей электронной базы словарей языков этого региона, поэтому нам показалось уместным сфотографировать для неё различные предметы утвари, всё, то культурно специфическое, что сложно или, скорее, невозможно перевести словами и лучше один раз увидеть. Вот эту работу, наверное, можно назвать небольшим параллельным проектом. Многие вещи мы видели просто в домах у людей, когда приходили в гости, но в Ботлихе есть музей, где можно посмотреть и традиционные для этого региона костюмы, и узнать про историю села. Культура этого края потрясающе многообразная. Практически в каждом селе живут уникальные люди, которые рассказывают уникальные истории на своём особенном диалекте или даже языке.

Автор: Марина Морозова
Фото: предоставлено Полиной Артемьевой
Фото
Как это по-ботлихски?
Как это по-ботлихски?
Как это по-ботлихски?
Как это по-ботлихски?