с. Еткуль 17 декабря 2018
Баннер
Вы здесь: Главная > Новости > Общество > В Еткуле умерла участница Великой Отечественной войны
В Еткуле умерла участница Великой Отечественной войны

В Еткуле умерла участница Великой Отечественной войны

Не стало Марии Николаевны Масловой. "Искра" писала о ней не раз: к 8 Марта, ко Дню Победы... В архивах сохранились эти материалы. Мы не будем давать вам сухие факты или перечислять военные заслуги этой маленькой, но очень выносливой женщины. Мы предлагаем читателям вспомнить Марию Николаевну, перечитав статью журналиста Галины Огоньковой. Текст написан очень давно, а память живет.

Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне…

На душе у Марии было тревожно. И не только потому, что товарный поезд, в который ее поместили вместе с другими девчонками, через час пойдет на запад – туда, где гремит война. Беспокоило ее то, что не удалось проститься перед дорогой ни с отцом, ни с матерью. Мать как раз накануне уехала к отцу, работавшему в составе трудармии машинистом паровоза. Она и не думала, что дочь могут забрать, ведь когда приходила первая повестка, ее не взяли в связи с маленьким ростом – метр пятьдесят четыре. Мария была старшей, и мать полностью на нее полагалась, оставляя с ней младших брата и сестренку.

Мария встала на подножку товарняка и вдруг увидела в окне стоящего напротив паровоза отца.

- Тятя! Тятя! – закричала она и спрыгнула на перрон.

Отец услышал ее и через несколько секунд уже стоял рядом с Марией.

- Что? Куда? Когда? – отец взволнованно заглядывал ей в глаза. – А я полчаса назад мать проводил. Вот ведь беда-то, деньги все ей передал… Сколько у тебя времени? Час? Я успею обернуться.

- Куда ты, тять? – только и успела крикнуть ему вслед Мария.

Отец принес ей деньги – перехватил у родственников, а также своей паек – сахар, хлеб, чай, тушёнку…

- Дорога дальняя, - сказал он, прижимая ее к своему плечу, и отвернулся, смахнув слезу.

Никто тогда не знал, что Мария, дойдя в составе своего зенитной батареи до немецкого местечка Беутино, вернется домой живой, без единой царапинки, а отец погибнет здесь, в тылу – окажется зажатым по халатности и разгильдяйству своего помощника в кабине поезда… Номер его поезда – 71969 – навсегда остался в памяти Марии.

А мать больше замуж не выходила, воспитывала троих детей одна. Когда, в июле сорок пятого, Мария вернулась домой, то была до слез взволнована нищетой, царившей в родной деревне. Всякое бывало на войне – не всегда еду доставляли вовремя, не всегда ее хватало, чтобы утолить голод, но здесь, в тылу, постоянно перебивались с корки на корку. Мария глянула на своего шестнадцатилетнего брата Алешу, на его выпирающие из-под рваной рубашонки лопатки, и тут же стала развязывать рюкзак – на дорогу им выдавали талоны на питание, и, хотя добиралась до дома целый месяц, кое-какие продукты да и талоны еще остались.  А потом скинула с себя гимнастерку:

- Бери, брат!

Парнишка с радостью надел ее, натянул на голову фуражку и побежал к соседям – не терпелось показаться в военной форме.

Вскоре и сами соседи пришли посмотреть на фронтовичку. Да кого там соседи – сбежалось чуть ли не полдеревни! В те годы всех вернувшихся с войны так встречали – деревня ведь жила одной семьей.

Мария служила в составе зенитной батареи телефонисткой. Зенитчики первыми входили в освобожденные от немцев города. В их задачи входила охрана железнодорожных мостов, станций, важных военных объектов. Развалины, пепелища и раненые, раненые, раненые… - эта картина до сих пор стоит перед глазами. Вроде бы фронт продвинулся уже вперед, но и их батарея всегда находилась под угрозой смерти. И эту смерть, когда погибали молодые и даже совсем юные, Мария видела и кляла при этом фашистов. А был случай, когда их зенитка с платформы поезда, на котором ее перевозили, сбила кружащийся в воздухе вражеский самолет. Девчонки от радости прыгали и кричали: «Ура!». 

Как только выдавалось затишье, молодость брала свое! Шутили, подкалывали другу друга, смеялись. Мария вспоминает, как они вошли в польский город Краков:

- Нас возили посмотреть на огромный замок, рядом с которым было искусственное озеро. Вокруг сосны, ели. Наш полковник уселся под сосной, а мы давай купаться, брызгаться, потом сфотографировались на память.

О том, что фашистская Германия капитулировала и пришла победа, Мария узнала первой в батарее. В эту ночь она как раз дежурила у телефона. И услышала это сообщение где-то часа в четыре утра.

- Я побежала к девчатам, - с улыбкой вспоминает то утро Мария Николаевна, - давай их будить. «Девчонки! Победа! Победа!» - кричу я. Они все вскочили, схватили ружья, выбежали на воздух и давай стрелять! Утром старшина при построении стал спрашивать: «Кто стрелял?». Все молчат. Он строго смотрел на всех. Наконец, одна вышла вперед, вторая, третья… «Сколько раз стреляла?» - спрашивает он первую. – Два? Значит, два наряда вне очереди. И ты три? Значит, три наряда. А ты даже пять? Тебе значит, пять нарядов вне очереди!». Потом засмеялся: «Ну, ладно, девчата. Давайте-ка все на кухню». Беня, наш повар-армянин, поручил нам чистить картошку. А вечером все собрались за столом, выпили по сто граммов и танцевали чуть ли не всю ночь…

В первые годы после войны Мария переписывалась со своими сослуживцами. Таня Шагарова была на год ее младше, такая же черненькая, маленькая, их частенько путали. Ася Осипова, латвийка Таня Борман, Люба Лаврентьева из Тамбова – она была старшей среди них, лет 35-ти… Пути-дорожки девчат разошлись, они повыходили замуж, уехали в другие места. Мария тоже вышла замуж, за своего, деревенского, тоже фронтовика Виктора Маслова. Виктор был демобилизован в сорок втором в связи с тяжелым ранением, полученным под Сталинградом. Осколки застряли в колене, руке, легких… С осколком в легких так и жил, умер в 70-м году, было ему 48 лет, а Марии – 46. Осталась она одна, «с тремя девками». Замуж больше не выходила. Работала в лесхимпроме, колхозе, детском садике. Четырнадцать лет ее трудовой деятельности связаны с киносетью. Таких ответственных киномехаником, как она, надо было поискать. Бережно хранит 29 (!) грамот за добросовестный труд и постоянное перевыполнение плана показа кинофильмов. В сельской кинопередвижке было много фильмов о войне. Вместе со зрителями смотрела их и всегда думала, что на самой войне было еще ужаснее, еще страшнее. Сейчас военные фильмы смотреть не может – сразу на глаза наворачиваются слезы.

В марте нынешнего года Марии Николаевне Масловой исполнилось 86 лет. Пять лет назад она перебралась из Долговки, где прожила 37 лет, в Еткуль – чтобы быть ближе к дочерям. У нее восемь внуков и 16 правнуков.

- Раньше у нас в Долговке, - рассказывает Мария Николаевна, - было 55 фронтовиков, сейчас не осталось ни одного…

... Эта маленькая и худенькая, как и прежде, женщина, с лучистыми глазами и доброй улыбкой умеет быть нужной, полезной и благодарной. От нее исходит свет тепла и доброты. Нелегкий труд с 14 лет, война, тяжелые послевоенные годы, потеря мужа… - все было на ее жизненном пути. Все вынесла и осталась Человеком. Человеком, которого любят, о котором заботятся, который так нужен всем. 

Автор: Галина Огонькова. (Написано к 65-летию Победы). 
Фото: Федор Зимовец
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас