Вы здесь: Главная > Проекты > Личная история > Бабушка Фарзия
Бабушка Фарзия

Бабушка Фарзия

Том 27 «Истории башкирских родов» под редакцией Салавата Хамидуллина, телеведущего передачи « Историческая среда» на БСТ, посвящён башкирам-сартам, проживающим на территории Сафакулевского и Щучанского районов Курганской области. Наша бабушка Фарзия из этого рода, впрочем, как и большинство еткульских башкир.

Родилась она в деревне Мало-Султаново Сафакулевского района Курганской области. Единственная дочь родителей (бэрбапка –цыплёночек, так говорила она о себе) в детстве не знала тягот житейских, любила вышивать, особенно бисером. Словом, начало жизни было вполне безоблачным.

В материалах по переписи 1920 года я нашла данные о её муже, нашем деде Юмагуле Гайнуллине. На тот момент ему был 41 год, его старшей жене 31 год, дочери от старшей жены 10 лет, бабушке Фарзие 19 лет. Хотя есть воспоминания о том, что этот брак был у неё второй. А первый муж трагически погиб то ли на войне, то ли его придавило деревом во время рубки леса. Немного она о себе рассказывала. Теперь вот гадаю, кем приходилась ей пленная турчанка, которую привёз наш далёкий предок, участник русско-турецкой военной кампании. Очень жалею, что некоторые факты из жизни бабушки неизвестны. Во втором браке родила молодая жена мужу сына (наш отец) и двух красавиц дочерей, овдовела до войны. Свалились на её плечи все заботы.

 

Еткуль

Уже во время войны бабушка решилась на очень смелый для того времени поступок, а именно: сложила пожитки в телегу, запрягла, вроде, даже корову и отправилась в Еткуль с дочерями, а сын был уже тогда в трудармии. Почему в Еткуль? Во-первых, там проживал родственник Муса Зайнуллин, служил в милиции, во-вторых, связи с еткульскими казаками сложились давно, с ними служилые башкиры-сарты совершали совместные военные походы. А ещё бабушка не хотела, чтобы старшая дочь Рабига работала трактористкой. Тогда девушки заменили мужчин, ушедших на фронт. Работали в поле на тракторе, например, наша мама Зарифа Газизовна Сафарова всю войну так трудилась. В Еткуле им сразу выделили жильё, сначала в доме, где позже жили Кунгины, затем семья перебралась в дом, где потом жили Гладковы. Но это была колхозная собственность, поэтому отец наш и бабушка построили свой дом в четвёртом переулке. А тётушки в Еткуле работали на колхозном огороде, носили на себе воду с Севостьянки для полива. У тёти Рабиги, прожившей с мужем Руфом Халисовым долгую жизнь, детей не было. Дядя Руф вспоминал: «Обуви нет, нажимаю на педаль  босыми ногами, замотанными травой». Он так до пенсии и трудился на тракторе.

Тётушка Рахиля, младшая дочь бабушки, умерла очень рано, в возрасте 19 лет в 1949 году. Видимо, надорвалась на тяжёлой работе в годы войны. В доме Халисовых висел на стене её портрет. Красивая, с большими выразительными глазами. Лет 18 ей на этой фотографии.

 

 

 

 

Берегиня нашего детства

В том же 1949 году родилась моя старшая сестра Загирочка, которая в школе была такой же круглой отличницей, как и тётя Рахиля в своей деревенской школе. Рождение внучки стало для бабушки в какой-то степени утешением, ей отдала она свою безмерную любовь, хотя и нас, внучек помладше, разумеется, любила.

Помню, как я, малышка, обиженно сказала бабушке, что она любит Загирочку больше, чем меня. В ответ она показала мне пальцы на руке и сказала: « Какой не откуси, всё больно». Конечно, бабушка была берегиней нашего детства. Стоило кому-то из нас заболеть, сразу народными средствами лечить бралась: золой тёплой или нагретой солью, сырым картофелем, молоком тёплым с маслом. Припоминаю, болеем корью втроём, а она с нами постоянно, не отходит, ещё и родственницу Камилю-абий подключила. Ох, языкастой, видно, я уродилась, кричу, завидев Камилю-абий: «Вон, глядите, идёт, уморит нас, уморит!» Лекарство давала, не нравилось оно.

 

Две подруги

Камиля- абий прожила интересную жизнь. Приходила к нам вечером и рассказывала, как в няньках была у богатых татарских купцов в городе. Вот бы знать, у кого конкретно? Уж не у Яушевых, скажем, или у Валеевых, тех самых, что владели торговым домом по улице Кирова, здание которого не потеряло уникальности и сейчас. Кто знает. Ещё Камиля-абий знала толк в грибах, умела и собирать, и солить. Солёными грибами она торговала, продавала пионерам, благо пионерские лагеря за озером в конце 50-х годов уже были. Я сопровождала её в качестве и кассира, и переводчицы. Вот теперь удивляюсь, но нас пускали в лагерь, не запрещали торговать, пионеры разбирали солёные грузди как горячие пирожки. Камиля–абий и бабушка Фарзия были очень дружны. Наварит бабушка бузы, назовёт своих подруг — пир горой!

 

Вся жизнь в труде

Труженицей бабушка была, вставала рано, много дел за день надо переделать: корову подоить, печь затопить, самовар поставить. Вспоминаю её то с кочергой длинной, то с прялкой, то с тяпкой, то с метлой. В огороде, во дворе трудится, ягоды собирает, сушит их, айран из молока готовит, саламай из сметаны и муки. Крутит ручку жернова, засыпая жареную пшеницу, потом талкан на молоке готовит. Курт (кислые молочные лепёшки) высушивала на крыше сенок. В полдень летом уходит доить корову в лес и возвращается и с молоком, и с охапкой берёзовых веток для веников. Мастерски пекла блины, стряпала хлеб вкусный. Бабушка в колхозе (сначала в Еткуле был колхоз, совхоз позже) работала стряпухой, пекла для колхозников хлеб у себя дома. Тётя Валя Звягинцева привозила ей муку, увозила хлеб, пышный, круглый. Этот хлеб все очень любили, в том числе, и на полевом стане.

Как-то мне в личку в соцсети написала Галя Япарова, бывшая соседка, вспоминала бабушкины пироги с вишней, призналась, что вкуснее тех пирогов ничего не ела.

Это правда. И я не ела. Ведь для этого нужна русская печь, дрова берёзовые, молоко настоящее коровье и бабушкины руки. Лето бабушка любила, говорила: «Летняя благодать». Гусей пасёт на поляне, в огороде картошку окучивает, поёт старинную башкирскую песню, точнее, узун-кюй, дословно «длинная мелодия», лицо грустное… О чём она думала тогда, что вспоминала?

Наш отец, её сын, высокий красивый мужчина, умер в возрасте 45 лет. Какое горе она пережила! Но в её жизни были мы, её внучки и внук, что, несомненно, давало ей силы жить. Любила ходить на выборы, как на праздник, наряжалась в платье атласное с оборками и лентами, камзол сверху бархатный, платок цветастый. В конторе совхоза с ней все здороваются с почтением и уважением. Высокая, статная, голубоглазая — такой она осталась в моей памяти. Умерла бабушка в 1980 году в возрасте 79 лет. Мы полагали, что ей больше, но данные переписи 1920 года внесли свои коррективы, хотя и они могут быть не совсем достоверными.

Никому из внучек цвет её глаз не передался, да и её детям тоже, правнучке и праправнучке зато передалось.

Но мы все носители прошлого своего рода, семьи, поэтому, конечно, нам передалось что-то от наших предков. Гены.

Автор: Зухра Мингазова, Челябинск
Фото: архив семьи
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас