Вы здесь: Главная > Проекты > Личная история > Жизнь продолжается во внуках
Жизнь продолжается во внуках

Жизнь продолжается во внуках

В конце февраля 90-летие со дня рождения отметила жительница Каратабана Евгения  Ивановна Печёркина. К своему значимому юбилею она нажила огромное «богатство»: пять детей, 11 внуков и 13 правнуков, фотографиями которых забиты альбомы, заставлены внутренние стенки шкафа в зале. Это «богатство» греет пожилой женщине душу, помогает жить — династия Печёркиных продолжается!


Переселенцы


Когда-то в крайнем доме по улице Первомайской было шумно, тесно. Постоянно хлопали двери, слышались говор и смех пятерых детей, к которым нередко приходили друзья. Сейчас Евгения Ивановна живёт в доме одна. Аккуратная горка берёзовых полешек у печки, чистые половички и коврики на полу, пронизанные солнечным светом комнаты, через окна которых видны стройные ели… Дому этому шестьдесят три года, строил его муж Михаил Дмитриевич, ушедший из жизни восемь лет назад.

Присев за кухонным столом, подперев щёку, Евгения Ивановна часто вспоминает былые годы.


— Наша семья родом из Украины, — рассказывает она. — Родители переехали сюда, когда я окончила первый класс. Было нас три сестры, теперь я одна осталась… Переезд был вынужденным: на Украине земли не хватало, а на Урале её вволю, потому и вербова-
ли многих в эти края. Богатые бы с места не сорвались, а нам, бедным, пришлось. Первое, что меня поразило здесь, — это комары. Как они заедали! А ещё клопы и тараканы. На Украине их не было. Мы ревели: везите нас обратно! Там уже сады вовсю цвели, а здесь крыши покрыты чёрным, как после пожара, дороги грязные. Но раз приехали, то приехали. Тут и мы выросли, тут и дети наши на свет появились.

 


С 15 лет — на дойке


Евгения Ивановна уж и не помнит, какая болезнь к ней в детстве прицепилась, но, пропустив много месяцев и отстав по программе, в пятый класс она уже не пошла — так и остановилась на четырёхлетнем образовании. Старшая сестра в то время работала телятницей, Евгения часто ходила с ней на работу — помогала, а в пятнадцать лет и её зачислили в доярки. Вручную доила пятнадцать коров, тяжёлые мешки с машины кидала, вёдра с кормом таскала. Евгения Ивановна и сейчас маленькая росточком да щупленькая, а тогда вообще пичужкой была, но трудилась наравне со старшими.


— Помню голод и холод военных лет, — вспоминает она. – Помню, как мычали голодные коровы — кормов не хватало. Крапиву собирали, мама что-то там стряпала из неё. Ни одежды, ни обуви. Зимой ходили в резиновых сапогах… Да, что говорить-то, тяжело было. Как всё перенесли? Как выжили? Вспоминать страшно. 

 

Вся жизнь нашей героини связана с животноводством. Была дояркой — стала оператором машинного доения коров, но от ручного труда полностью не освободилась: по-прежнему разносила силос, таскала вёдра с водой для телят, пилила дрова, топила печки. Часто выходила в передовики производства, награждалась грамотами, ценными подарками.


— В моей группе было двадцать коров, — рассказывает Евгения Ивановна, — сдам девятнадцать телят — дают телёнка в подарок. Я за годы работы шесть телят получила. Ещё коврами часто премировали. Они на приданое пошли, когда дочь Галина замуж выходила. Уважали нас, ценили. Директора Садовский, Селютин в лицо всех рабочих знали, подойдут, поговорят, доброе слово скажут. 

 

Без свадьбы, но на всю жизнь


С будущим мужем Михаилом Евгения познакомилась на ферме. Его мать работала дояркой, и он часто приходил к ней в базовку. Будучи ровесниками (он тоже двадцать девятого года рождения), находили общие темы для разговора, а там и взаимная симпатия появилась.


— Свадьбы не было, — рассказывает Евгения Ивановна. — Просто посидели вечерком, бутылочку распили, мы да наши родители. Михаил тоже из бедной семьи, у них четверо детей, у нас трое. Штанов-то, прости Господи, не было, какая уж тут свадьба?


Но прожили долгую жизнь вместе, вырастили пятерых детей — четырёх сыновей и одну дочку. Михаил Дмитриевич работал на комбайне, последние годы — электриком. Всем пятерым детям имена давал сам, предпоследнего назвал в честь себя — Михаилом. «Пусть, — говорил, — обо мне память останется». Никогда не ругался, если надо было кого из детей приструнить — перекладывал это на жену. «Сам был такой добрый, – вспоминает Евгения Ивановна, — воробья не обидит. Так совпало, что умер он в мой день рождения, так что теперь эта дата — ещё и дата его памяти».

 

 


Бревенчатый дом, в котором и поныне живёт Евгения Ивановна, Михаил Дмитриевич строил сам, в тяжёлых работах помогали друзья. По палке, по бревешку, как говорится, слепили домишко. Первое время на кухне была большая русская печь с полатями, где в холодные зимние ночи любили греться ребятишки. Затем её убрали, теперь дом обогревает печь поменьше, с выходом в зал. Окна со временем сгнили, лет шесть назад их заменила на евро — стало и светлее и теплее. Евгения Ивановна рада, что все дети, в отличие от неё, получили среднее образование. Все сыновья отслужили в армии — это её особая гордость. Все живут недалеко: Владимир и Галина — в Каратаба-
не, Николай, Михаил — в Челябинске, Еманжелинске, лишь Валерий забрался чуть подальше — в город Первоуральск Свердловской области. Владимир и Галина приходят каждый день, остальные часто звонят (для этого в пожилом возрасте Евгении Ивановне пришлось освоить сотовый телефон), по выходным приезжают проведать мать, зачастую с внуками и правнуками, самому младшенькому из которых полтора года.

 

(...)

Печатается с сокращениями. Подробнее — в номере "Искры" от 1 марта 2019 года. 

Автор: Галина Огонькова
Фото: Галина Огонькова, архив семьи Печёркиных
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас