с. Еткуль 04 декабря 2022
Вы здесь: Главная > Проекты > Наш край > Хрупкое чудо
Хрупкое чудо

Хрупкое чудо

Многие еткульчане давно выросли из старых ёлочных игрушек, но вспоминают о них с ностальгией. Кто хоть раз наряжал ёлку, наверняка с внутренним трепетом вешал на ветви хрупкие игрушки Коркинского стекольного завода. В СССР это предприятие было единственным поставщиком новогодних украшений на Урале. Уникального производства давно нет, да и ёлочная мода поменялась: новогодние деревья стали более яркими и одновременно безликими. Однако год от года старые игрушки растут в цене, а коллекционеры ищут редкие вещицы в интернете. Ведь игрушка — искусство и ностальгия по детству.

Новый год круглый год

Историю цеха ёлочных украшений, 38 лет работавшего по соседству с Еткулем, воссоздала краевед Галина Горячева и её ученики. Благодаря им большая коллекция стеклянных шаров, сосулек, снегурочек, собачек, медвежат и других узнаваемых стеклянных игрушек хранится в музее горно-строительного техникума (в здании, где было 33-е училище).

В разгар Великой Отечественной войны, в 1943 году, в Коркино был основан цех по производству оконного стекла. Со временем он вырос в стекольный завод, на котором в 1957 году открыли цех ёлочных украшений. В одноэтажном бараке три отделения: выдувное, серебрильное, обработки и упаковки. Круглый год цех безостановочно работал в две смены. К зиме скопившиеся на складе игрушки через базу «Культторг» отправляли в магазины. На прилавках этот товар не залёживался. Нарядные и дешёвые коркинские игрушки были нарасхват и составляли достойную конкуренцию продукции аналогичных заводов в Риге, Клину, Москве, Ленинграде и Красноярске.

 

 

Родом из северной столицы

У истоков производства стоял потомственный стеклодув Николай Гейбах, дед которого в своё время был владельцем стекольного завода под Питером. Мальчик, названный Николаем, родился в Северной столице в 1915 году. В семейной мастерской с азами стеклодувного дела его познакомил отец. Затем юноша учился и совершенствовал мастерство в лаборатории Ленинградского института высоких давлений. Делал посуду, а параллельно игрушки: вручную дул шары, зверюшек.

Вдруг резкий поворот в судьбе. В 1942 году, согласно указу правительства СССР, всех немцев отозвали с фронта, тех, кто жил в западной части страны, переселили в глубокий тыл. Город Коркино стал одним из мест, куда в спецлагеря ссылали русских немцев, сюда и попал Николай Александрович. Как только решили создавать стеклозавод, трудармейца Гейбаха отозвали с шахты. Начинал он в маленьком цехе с одной печью, на которой варили оконное стекло. Здесь мастер снова пробовал выдувать игрушки. Вероятно, это и подтолкнуло руководство завода к идее выпуска ёлочных украшений.

Николай Александрович играл в цехе первую скрипку и обучал выдуванию других мастеров. Со временем Гейбах перешёл на изготовление сувениров — делал чёртиков в графинах. Всего он проработал на заводе 37 лет, а в цехе ёлочной игрушки — почти четверть века. Мастер оставил добрую память о себе не только в сердцах своих коллег-стеклодувов, но и во вполне осязаемых вещах: в прекрасных стеклянных игрушках, которые до сих пор бережно хранятся некоторых семьях.

 

 

 

Игрушечных дел мастера

Уральские технологи и стеклодувы поддерживали связь с коллегами из других городов, нередко отправлялись туда в командировки. По воспоминаниям, все возвращались из поездок с мнением, что коркинские игрушки лучше. Однако передовой опыт родственных предприятий внедрялся постоянно. Кроме того, на Коркинском стекольном заводе работали талантливые профессиональные художники Александр Колмогоров, Анна Лоскутова и другие. В 1987 году главный технолог Светлана Денисова побывала на родине ёлочной игрушки в Германии. В качестве сувениров увезла коркинские игрушки: стеклянные ложки, расписанные под хохлому, самовары. Они получили высокую оценку немецких мастеров.

Когда в 1995 году по экономическим причинам цех ёлочных игрушек в Коркино закрыли, 80 человек остались без работы. Ещё дважды: в 2001 и 2004 годах цех на время открывали снова. Тогда работали всего семь человек, зато появились новые материалы и технологии, расширившие возможности. Но и тогда попытки возрождения оказались безуспешными. Многие игрушечных дел мастера и художники до сих пор живут в Коркино, жаль, нашли применение своим талантам в других сферах.

 

 

 

Из стекла, огня и воздуха

Ёлочная игрушка — отдельный вид искусства, а путь от эскиза до прилавка довольно долгий. Основа для изготовления игрушки — полая трубка стеклодрот. Её в больших количествах завозили из Ленинградской области. Для каждого украшения брали стеклодрот определённого диаметра. Стеклодув нагревал трубку над керосиновой горелкой. От жара стекло становилось плавким, и мастер, подкручивая трубку, выводил с двух сторон по длинному усику. Один отрезал пламенем, в другой дул, придавая нужную форму. Чтобы выдуть шар, сосульку, подвеску, колокольчик или другую игрушку, мастеру нужно было правильно рассчитать силу дыхания.

За смену стеклодуву вручную нужно было изготовить от 150 до 300 фигурок. Норма для формовых игрушек — до 350 штук, так как делать их немного проще. В этом случае использовали металлическую форму: в одну часть клали разогретую заготовку и закрывали второй половиной. Через усик стеклодув заполнял заготовку воздухом, стекло обретало заданную форму. Такие игрушки были одинаковыми, в отличие от сделанных вручную.

Прозрачные полуфабрикаты усами вниз ставили в ящики с опилками и отправляли в красильное отделение или отделение металлизации, где над ними трудились пульфонщики или алюминаторщики. Только потом покрашенная или серебристая игрушка поступала к разрисовщику, затем — к резчику (он удалял ус), армировщику и упаковщику. Условия работы в цехе были тяжёлыми. После семи с половиной лет горячего стажа можно было выйти на пенсию в 45 лет. Но, как видим, рукотворная красота того стоила, недаром до сих пор хранят эти игрушки любители и коллекционеры.

Автор: Марина Морозова
Фото: из архива Коркинского стекольного завода