с. Еткуль 20 ноября 2018
Баннер
Вы здесь: Главная > Проекты > Родина талантов > Такие люди — соль земли русской
Такие люди — соль земли русской

Такие люди — соль земли русской

Именно так отзывался  о директоре совхоза «Еткульский», Герое Социалистического Труда А.А. Халтурине государственный и партийный деятель страны М.Ф. Ненашев, работавший в своё время в Челябинском обкоме партии. Андрей Алексеевич действительно был лучшим представителем человеческого общества. О нём написано немало публикаций, его имя носит улица в Шибаево. Жаль, из жизни этот выдающийся человек ушёл очень рано — в 61 год. Сегодня о нём вспоминает дочь Людмила Андреевна Ходыревская, с которой мы встретились в родительском доме, расположенном на высоком берегу озера Еткуль.

— Людмила Андреевна, с каких лет вы помните отца?

 

— Лет с четырёх-пяти, тогда мы жили в совхозе «Новый Урал» Варненского района, где отец работал директором. Помню, пришёл он с работы, посадил меня на колени и ласково так сказал: «Ягодка ты моя», нарисовал на листочке бумаги какую-то лошадку. Этот момент сохранился в памяти с фотографической точностью, наверное, потому, что мы с мамой целыми днями не видели отца: рано утром он уходил из дома — мы ещё спали, а приходил тогда, когда мы уже спали. Всё время проводил на полях, фермах, всегда при нём были блокнот и ручка, в которых делал короткие записи: «Отремонтировать то-то», «Поменять на ферме это» — в кабинете его было не застать. А по субботам и воскресеньям уходил в контору, где накапливалось много бумажной работы: ответить на письма, подвести итоги, наметить планы.  

 

 

Когда мне исполнилось шесть лет, отца направили в Еткуль — возглавить овощемолочный совхоз. Поселились мы в доме, в котором жил прежний директор. Дом холодный, щитовой, с печным отоплением. Лишь через восемь лет его разобрали и на прежнем фундаменте поставили кирпичный. Дом скромный по тем временам, а уж по нынешним — совсем избушка. Сейчас в этом доме проводим выходные дни, летние месяцы я, мои сыновья и внуки.

 

— Но всё же вы были дочкой директора, это как-то сказывалось на ваших отношениях со сверстниками?

 

— Я ничем не кичилась, да и нечем было. Одевалось скромно, как все. Дружила с девчонками и мальчишками из простых семей. Тогда были другие времена. Тогда ценились ум и порядочность, человеческие отношения. Отец был очень скромным. Когда умер, не было ни счёта на сберкнижке, ни машины. Отец для себя ничего не делал, всегда говорил: «Нас трое, нам всего хватает, зато мы можем спать спокойно: никто ночью не придёт и ни в чём нас не обвинит». В совхозе никому ничего не отпускал бесплатно, какой бы высокий начальник ни приехал. И сам ничего не брал без денег. Ни перед кем не подхалимничал. Всё заработал своим трудом. Как в такой обстановке я могла вырасти другой?

 

— Расскажите, какие отношения были между вашими родителями, между вами и отцом?

 

— Моя мама была счастливой женщиной, потому что такого мужа поискать ещё надо. Папа очень любил маму, иначе как Лидочкой не называл. Когда ему присвоили звание Героя Социалистического Труда, он за праздничным застольем сказал: «90 процентов этой звезды — заслуга моей жены». Очень заботился о нас. Бывало, придёт на завтрак, который у него приходился на 10 часов утра, сядет за стол и обязательно спросит: «А вы это ели?». И мы тоже о нём заботились. Если приходил с работы усталый, ложился отдохнуть, мы закрывали ставни и ходили по дому на цыпочках.

 

 

Отец никогда не повышал голос, даже если я что-то отчебучу (а такое случалось). Он обладал удивительным даром дипломатии, говорил спокойно, но так, что становилось стыдно за содеянное. С одной стороны, мягкий, дипломатичный, с другой — жёсткий, требовательный к себе и людям. Часто повторял: «Дал слово — держи, а не давши – крепись». Никому и ничего не обещал, не изучив досконально ситуацию. У него не было такой дурацкой фразы, свойственной некоторым руководителям: «Будем думать, будем делать». Но всегда старался помочь людям.

Я отцом очень гордилась. Всех людей оценивала по меркам отца, но не встретила человека, хоть каплей похожего на него. Он меня многому научил. Сам был эрудированным, грамотным. Когда выдавалась свободная минута, любил читать исторические книги. У нас есть воспоминания полководцев Жукова, Рокоссовского, он порой читал их маме вслух. 

 

— Когда вы узнали о тяжёлой болезни отца?

 

— Первые несколько месяцев о том, что у отца рак лёгких, знала только я. Маме не говорила, она бы впала в панику. Рак — молчаливое заболевание, даёт о себе знать только тогда, когда становится уже поздно. А отец был сильным человеком, всегда занят работой, не прислушивался к своему организму, в больницу его не заманишь. Как-то, правда, пришёл домой, пожаловался на одышку. Было это в мае, но посчитал, что простыл на демонстрации. А в ноябре диагностировали рак. На тот момент у него уже одного лёгкого не было. Для нас с мамой это была жуткая трагедия. Крепкий ещё, не старый человек, а как он радовался внуку! Но болезнь не спрашивает.

Прощались с отцом в клубе, народу собралось много. Когда совхоз распался, люди, встречаясь мне на дороге, останавливались, говорили: «Андрей Алексеевич не допустил бы этого». И, возможно, так это и было бы. Сохранил же Коелгинский совхоз Иван Никандрович Шундеев, который считал моего отца своим учителем.

 

 

— Но жизнь продолжается…

 — Да, жизнь продолжается. Вот уже сорок лет моему сыну Андрею, названному в честь деда, 31 год младшему Дмитрию. Растут правнуки: Виктор, Катюша, Миша — ему всего четыре месяца. Я буду очень рада, если они станут похожи на прадеда и пронесут присущие ему качества — трудолюбие, любовь к своему делу и людям, скромность, порядочность — через всю свою жизнь.

Автор: Галина Огонькова
Фото: семейный архив Людмилы Ходыревской
Фото
Такие люди — соль земли русской
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас