с. Еткуль 06 марта 2021
Вы здесь: Главная > Проекты > Родина талантов > Телескоп на дне Байкала поймает нейтрино и заглянет во Вселенную
Телескоп на дне Байкала поймает нейтрино и заглянет во Вселенную

Телескоп на дне Байкала поймает нейтрино и заглянет во Вселенную

В Год науки и технологий «Искра» решила рассказать о наших земляках из разных научных сфер. Начинаем с Большой науки. В федеральных СМИ не раз сообщалось о строительстве крупнейшего нейтринного телескопа Baikal-GVD на дне Байкала. Оказывается, в этом почти фантастическом проекте с самого начала работает наш человек – астрофизик Константин Конищев, являющийся научным сотрудником Объединённого института ядерных исследований (ОИЯИ).

Как раз в эти дни Костя собирается в очередную экспедицию на Байкал. Уже много лет команда «охотников за нейтрино» самоотверженно трудится, чтобы увеличить нейтринный телескоп BaikalGVD (он состоит из нескольких кластеров). Прибор – одна из немногих установок в мире, способных регистрировать нейтрино сверхвысокой энергии – те, которые прилетают на Землю из глубокого космоса и позволяют учёным проникнуть в тайны мироздания. В 2021 году данные об этих частицах должны впервые поступить со дна Байкала. Почему со дна? Baikal-GVD регистрирует черенковское излучение — слабое свечение, которое возникает в воде или другой прозрачной среде благодаря заряженным частицам. Байкальские воды обладают необходимой для экспериментов прозрачностью. 

Рассказываем о пути Кости Конищева в науку и его рассказ о глубоководном нейтринном телескопе Baikal-GVD.

Многие еткульцы помнят талантливого мальчика Костю, старшего сына музыкантов Татьяны Городиловой и Владимира Конищева. Учителя его точно не забудут: окончил школу с золотой медалью, да ещё и на год раньше. Экстернат ради друзей Костя перешагнул из пятого класса сразу в седьмой, сдав экзамены за шестой класс экстерном. Кажется, такой вариант предложила учительница математики Татьяна Павловна Шишова, заметившая, что пятиклассник Костя Конищев очень опережает своих сверстников. Директор школы Сергей Александрович Сучков согласился при условии, что мальчик сдаст экзамены по всем предметам и только на пятёрки. И ведь сдал!

 

– Сыграло свою роль то, что почти все мои друзья, с которыми проводил время во дворах возле нашего дома, учились на класс старше. Тогда мне казалось, что сдать экзамены экстерном была моя инициатива. Но сейчас понимаю, что не обошлось без влияния учителей – всё-таки они у нас были очень сильные, опытные и на самотёк мало что оставляли, – признаётся с улыбкой уже взрослый Костя. – Как только эта идея перешла в практическое воплощение, помощь учителей была неоценима. Помню, например, как с Любовью Михайловной Шаховой обсуждали список книг, которые мне надо было прочитать для хорошей оценки по литературе.

 

   

 

 

Самый юный химик Еткуля

На удивление взрослым в пять лет Костя уже читал, в дошкольном же возрасте оперировал трёхзначными цифрами. Всё это давалось легко, получалось само собой. Как и всякий ребёнок, он любил побегать, поиграть. Став старше, успешно занимался в лыжной секции у тренера Виктора Кострюкова.

– У Кости хорошая память, обычно всё запоминал с урока. Невероятная любознательность, интерес ко всему новому. В школе на летние каникулы выдавали учебники на следующий учебный год, Костя их прочитывал за лето, – рассказывает мама Татьяна Павловна.

 

Читал он много. Вот куда-то собирается, одевается, вдруг замирает. Значит, увидел что-то интересное в газете, лежащей на столе. Пока не прочитает, не уйдёт. Благо, что читал очень быстро!

В четвёртом классе Костя увлёкся химией и начал экспериментировать. Поскольку ранняя самостоятельность в химических опытах ни к чему, мама попросила Клавдию Ивановну Устьянцеву взять его в кружок по химии. Вообще-то этот предмет начинают изучать в седьмом классе, но поговорив с мальчиком, учительница согласилась. Скоро она уже ставила пятиклассника Костю в пример семиклассникам. Клавдия Ивановна до сих пор с гордостью говорит о своём необыкновенном ученике. А Костя и сейчас признаёт, что до 10 класса любимым предметом была химия, он даже в областной олимпиаде как-то поучаствовал.

 

 

 

 

 

Астрофизическая одиссея

Летом перед девятым классом классный руководитель Людмила Алексеевна Денисова принесла из районо постер о заочной школе Московского физико-технического института (легендарного Физтеха). Три года Костя занимался в этой школе, раз в месяц получая задания по почте в бумажных конвертах и отправляя ответы таким же образом (никаких e-mail’ов ещё не было). Старался делать всё самостоятельно, но иногда обращался к учителям. Объясняли, помогали. Контраст со школьной программой по физике и математике был сильный. Задачи Физтеха всегда нестандартные, требуют ума и любознательности. Всё это было у Кости. Он подходил Физтеху, а вуз подходил ему. К 11 классу парень уже твёрдо знал, куда поступать.

Родители убедили, что ехать в Москву не обязательно – есть выездная приёмная комиссия МФТИ в Челябинске. Правда, потом выяснилось, что так можно было поступить не на все факультеты. Студентом стал в 1992, когда едва исполнилось 16 лет. Выбрал факультет аэрофизики и космических исследований. Ни разу об этом не пожалел – был отличный баланс учёбы и общественной жизни, с институтскими друзьями отношения поддерживает до сих пор. Правда, область научных интересов осталась немного в стороне. Теоретическая физика нравилась больше, но и это поправимо. – На четвёртом курсе поговорил с представителями новой тогда кафедры с научной базой в Институте ядерных исследований Российской академии наук (ИЯИ РАН) и перешёл на индивидуальный план обучения. Шефом у меня там был Эдгар Валерьевич Бугаев, астрофизик и теорфизик, он и привёл меня в Байкальский проект, – рассказывает Костя.

 

«Байкал» не надоедает

За эти годы астрофизик Костя Конищев не раз давал интервью серьёзным изданиям, выступал на конференциях. Теперь специально для земляков очень доступно дал разъяснения о проекте и своём участии в нём. Важное качество настоящихучёных – говорить просто о сложном. Читайте сами.

«Телескоп тогда был маленький, времена неясные, но в 2001 году я съездил в первую экспедицию на Байкал и мне понравилось. Так что после аспирантуры переехал в Дубну. Моя трудовая книжка сейчас в Объединённом институте ядерных исследований, но я сохранил прежний круг общения и фактическое место работы. Оба института – ИЯИ РАН и ОИЯИ – входят в коллаборацию «Байкал» и занимаются установкой, развитием и обработкой данных с Байкальского нейтринного телескопа. Помимо них в коллаборации институты из Питера, Нижнего Новгорода, Иркутска, а также – Чехии, Словакии и Польши. Ранее ещё и институты из Германии входили, но потом им пришлось выбирать: «Байкал» или в IceCube (телескоп на Южном полюсе). Они сосредоточились на IceCube, однако личные и научные контакты мы, конечно, всё равно поддерживаем. По должности я научный сотрудник. Занимаюсь численным моделированием нашего нейтринного телескопа – считаю, что и как в нём должно срабатывать в идеале и сколько нейтринных событий мы должны увидеть. Потом всё это сравниваем с реальными данными. Это для понимания того, что мы теряем из-за всяких погрешностей и насколько своим данным можем доверять. Когда-то я эту задачу выполнял практически один, но время идёт, мы развиваемся, телескоп уже приближается к объёму кубического километра, и в одиночку теперь не справиться. Сейчас у нас небольшая группа – человек восемь. Может быть, романтики у меня за эти годы и поубавилось, но работа не надоедает, и экспедиции на Байкал – дважды в год по месяцу – не пропускаю. Жена относится с пониманием, а летом и сама, бывает, выбирается со мной туда на пару недель».

 

На этот раз поехать в экспедицию вместе семье Конищевых будет сложнее – у них сын родился. Зато, возможно, в будущем он пополнит ряды байкальских «охотников за нейтрино».

 

P.S.

Костя Конищев с теплотой вспоминает одноклассников: Гришу Назарова, двух Алексеев Сенникова и Фролова, Валерия Класса, Евгения Хижняка, Андрея Головчинского, Сашу Филиппова и Сашу Трофименко, Саню Борзенко, Cергея Таджидинова, близнецов Шумаковых, Свету Саморокову и Свету Целковьёву, двух Елен Болотову и Штабель, Олю Меньшенину, Олю Седякину, Олю Коновалову, Оксану Коротину и Оксану Курегову, Катю Максимову, Аллу Васильеву, Ларису Григорьеву и других.

Сожалеет, что со многими после школы так и не виделся. На встречи выпускников сначала не могли попасть они, а последние лет десять не мог приехать он. К счастью, появились сейчас соцсети и интернет.

Автор: Марина Морозова
Фото: архив Татьяны Городиловой; b1.m24.ru
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас