Баннер
Вы здесь: Главная > Проекты > Званый гость > Чудо рождения с Людмилой Дикун
Чудо рождения с Людмилой Дикун

Чудо рождения с Людмилой Дикун

Почти за сорок лет, что проработала в Еткуле, врач Людмила Дикун помогла появиться на свет более десяти тысячам малышей. И хотя родильного отделения в нашей больнице, увы, уже нет, она продолжает лечить и консультировать. Разговор с Людмилой Васильевной о профессии, призвании, и о том, возможно ли постичь таинство родов?

 

— Как вы решили посвятить себя акушерству и гинекологии?

 

— Я человек всеядный, многим увлекаюсь. Но когда у нас в медицинском институте на четвёртом курсе началось акушерство и я впервые увидела роды, у меня — мурашки по коже! До сих пор помню это ощущение и мысль: когда-нибудь этот человек станет взрослым, может быть, выдающимся! И сказала себе: «Буду акушером-гинекологом!». Мне очень нравилось. После интернатуры по распределению вернулась в Еткуль. Потом закончила ординатуру, потому что хотелось помогать людям в полном объёме, ставить точные диагнозы, назначать правильное лечение. Чтобы здесь, на месте, помощь была адекватной, и люди обращались к нам.

 

Все эти годы я буквально жила в роддоме. 9 Мая, у нас дома гости, а меня нет и нет. Я на работе, принимаю роды. Всё, к вечеру родили. Или 31 декабря, я оперирую. С боем курантов заскакиваю домой, прямо в шубе хватаю фужер с шампанским. Так вся жизнь и прошла. Это же бесконечно: то роды, то приём, то операция. Отделение у нас крошечное, всего один врач, нагрузка большая. Раньше было много сложных полостных операций, случалось по нескольку родов за сутки.

 

Недавно ушёл из жизни один из любимых певцов нашей молодости Вадим Мулерман. Мне муж говорит: «А помнишь, он и Людмила Сенчина в Еткуль приезжали? Мы на концерт ходили». А я ведь забыла. Зато хорошо помню своих пациенток: кто, когда и как рожал.

 

— Наверняка приходилось принимать непростые решения?

 

— Была трагедия, когда беременную женщину на большом сроке сбила машина. Черепно-мозговая травма, мама погибает, а ребёнок жив. Звоню напрямую главному гинекологу области, она не разрешает оперировать. Я наперекор, начинаю операцию и достаю ребёнка. Клиническая картина менялась мгновенно. Ещё бы несколько минут, и было бы поздно, но я успеваю. Снова звоню в Минздрав, где меня уже хвалят за спасение малыша.

 

Сорок лет, как я окончила мединститут. Слава Богу, в моей практике не было ни одного случая материнской смертности.

 

— У вас счастливая профессиональная судьба.

 

— Есть Бог и судьба. Думаю, помогало и то, что я очень хотела, чтобы все-все были живы. Все свои силы тратила на тяжёлых женщин. Ночевала в роддоме. В тяжелейших случаях даже вызывали санитарную авиацию.  Бывало, наша скорая выезжала навстречу челябинской.

 

— Когда женщина годами работает в таком ритме, сам собой напрашивается вопрос: как же семья?

 

— Муж у меня очень серьёзный человек. Я всегда знала, что «тылы» будут прикрыты. Он и детей в школу проводит, и за домом присмотрит, и меня до работы довезёт. Анатолий из учительской семьи, его мама и бабушка были директорами школ.

 

— Рентгенолога Анатолия Леонидовича Дикуна в районе знают хорошо. А как вы познакомились?

 

— Впервые увидела его на своём студенческом вечере. Мы, первокурсники, только что вернулись с картошки. Анатолий был со старшего курса. Мне показалось, что он идёт ко мне, и вдруг в голове: «Это идёт мой муж». Откуда эта мысль? Он и шёл-то не ко мне, а к соседней девушке. Через два года мы познакомились и уже больше не расставались.

 

— Вы соприкасаетесь с таинством рождения. А чудесные случаи в вашей практике бывали?

 

— Рождение живого ребёнка — это уже чудо. А его потеря — всегда большая печаль для акушера-гинеколога. Каждый раз себя казнишь, анализируешь: в чём ты прокололся? в чём виноват? Всех мертворождённых отправляли на вскрытие. Такой закон. Я отслеживала, что, там, где рождается нежизнеспособный ребёнок, имеет место инфекция, передающаяся половым путём. Погибают инфицированные дети.

 

Но не всё так просто. 9 Мая 1980 года женщина рожает вполне здоровую двойню, но у самой возникает эклампсия. Сознание нарушено, судороги, коматозное состояние. Она на грани жизни и смерти. Я, конечно, домой не ухожу, несколько дней жила в роддоме. Женщину выходили. Она уехала жить в другой город, но долгое время писала, звонила, даже приезжала, благодарила, что осталась жива. Дело в том, что её свекровь когда-то тоже родила двойню, затем умерла. Невестка взяла это на заметку, а после родов — испуг и такие последствия.

 

Беременная женщина считает (и она права!), что весь мир должен вращаться вокруг неё, ей должны помогать. Любой непорядок в семье может обернуться тяжёлой ситуацией. Кроме того, у женщины могут быть соматические патологии, но она при этом вынашивает ребёнка. Недаром говорят, акушерство — вся жизнь человека, заключённая в девять месяцев. Мы старались никого не отправлять в Челябинск, даже с патологиями благополучно рожали в Еткуле. Наш роддом был имел международное звание «Больница доброжелательного отношения к ребёнку».

 

У нас всегда работали акушерки высшего класса, чрезвычайно грамотные специалисты и очень честные люди. Это Лидия Ивановна Саморокова, Евгения Ивановна Уварина, Зинаида Михайловна Печёнкина, ещё работает в консультации Салима Фаттаховна Гайфулина. Опытные медицинские сёстры Галина Михайловна Менгажева, Татьяна Николаевна Таджидинова.

 

— Ваши дети не стали врачами?

 

— Мы с мужем очень этого хотели, но нет. Они пошли своим путём. Более того, в школьном сочинении писали: «Мы не будем врачами, потому что родителей никогда нет дома».

 

— Может, станут внуки? Знаю, что старшие талантливы, побеждают на предметных олимпиадах, в шахматах. Ум и эрудиция хорошему врачу необходимы.

Автор: Марина Морозова
Фото: Марина Морозова, архив Людмилы Дикун
Фото
Чудо рождения с Людмилой Дикун
Чудо рождения с Людмилой Дикун
Чудо рождения с Людмилой Дикун
Чудо рождения с Людмилой Дикун
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас