Баннер
Вы здесь: Главная > Проекты > Званый гость > Жить ради музыки!
Жить ради музыки!

Жить ради музыки!

Вечно молодому еткульскому оркестру русских народных инструментов исполняется 55 лет. Большую часть этого прекрасного пути (35 лет!) творческий коллектив прошёл под руководством заслуженного работника культуры Владимира Конищева. Он — музыкант и учитель музыкантов с 40-летним стажем — вспоминает и размышляет о культуре.

— Владимир Алексеевич, откуда у вас интерес к аккордеону?

 

— Из детства. Самым первым из посёлка Потанино поступил в музыкальную школу. Получалось у меня хорошо, мы много концертировали, выступали перед шахтёрами. А началось всё с отца. Он фронтовик, дошёл до Берлина. Там, в доме, где он был расквартирован, оказалось пианино. Научился играть «Собачий вальс», а когда демобилизовался, купил фортепиано. Этот инструмент и мотоцикл были самыми ценными вещами в нашей семье. С пятого класса я стал запевалой хора в поселковом Доме культуры, тогда и влюбился в аккордеон. Очень певучей была мамина родня, но именно отец отдал меня учиться музыке. А моим первым педагогом в копейском Доме пионеров стал удивительный человек — скрипач, бывший солист бухарестской оперы.

 

— Как это может быть?

 

— Это связано с перипетиями войны. По национальности он еврей, попал в плен, оказался в России. Он прекрасно играл с листа. Это — высший пилотаж для музыканта.

 

После войны привезли много трофейных аккордеонов. Инструмент был популярен, но в Челябинске аккордеонистов не учили. Когда я и ещё две девочки из Копейска поехали поступать в музыкальное училище, выбрали Пермь. Прошёл слух, что там набирают 120 аккордеонистов. Оказалось, нужно всего одного. А нас только из Копейска трое, да ещё 15 пермяков! Выходит, зря приехали? Настроение упало. Сижу вечером грустный, разыгрываюсь. Вдруг заходит второкурсник: «Как ты бодро играешь! Я такого не ещё слышал». Я духом воспрял, а наутро на экзамене как дал! Сыграл идеально, преподаватель заулыбался. Я был принят. Кроме меня, всё-таки зачислили ещё двоих пермяков.

 

А папа написал письмо в газету «Челябинский рабочий»: почему в Перми могут учить аккордеонистов, а в Челябинске нет? Письмо переслали куда надо, после этого в Челябинском музыкальном училище тоже открыли отделение аккордеона.

 

— Наверняка захотелось вернуться на Урал, поближе к дому?

 

Я уже не мог покинуть Пермь. Город хоть и меньше Челябинска, там отношение к культуре совсем другое. Атмосферу создавало то, что в войну в Пермь был эвакуирован из Ленинграда Кировский театр. После снятия блокады театр вернулся, а школа осталась. Помню, на первом курсе мы стёклышками чистили паркет (потом его покрывали лаком) в Пермском театре оперы и балета. Зато потом нас несколько месяцев бесплатно пускали на спектакли по студенческим билетам. Мы прижились в оперном, нас часто и потом без билетов пускали. Тем более мой друг был из артистической семьи. Видели Петра Вельяминова, который играл в пермском драмтеатре и одновременно снимался в сериале «Тени исчезают в полдень». Здоровались с композитором Дмитрием Кабалевским, он был в Верховном Свете от Перми и часто навещал город. Слушали вживую всю музыкальную элиту. Существовала ось гастролей от Москвы до Новосибирска через Пермь, свердловск и другие города. Но Челябинск в этом смысле был на периферии.

 

С третьего курса меня призвали в армию. Когда-то в школе думал: поступать в танковое училище либо в музыкальное? Сбылась то и другое. Служил в секретной части, где были танки истребители танков с кучей электроники. Полгода учебки в Камышлове. Там попал в отличники, поэтому мог выбрать место дальнейшей службы. Я поехал на Западную Украину. Было интересно. А после жёсткой дисциплины учебки новая часть показалась лагерем труда и отдыха. Войска элитные, такая закалка на всю жизнь!

 

— Аккордеон на время службы пришлось забыть?

 

— Да, было строго. Но однажды зам по тылу прознал, что я музыкант, и привёз трофейный аккордеон. Я играл на Новый год в Доме офицеров. Отслужив, вернулся на гражданку с некоторым страхом, даже простую гамму играл с робостью. Но как же я буду отстающим?! Упорно работал, догнал и со временем перегнал сокурсников.

 

Будучи студентом преподавал в музыкальной школе, там и остался. Потом поехал поступать на заочное отделение Челябинского института культуры. А заочного нет, поступил на дневное. Вернулся в Пермь и не знаю, как сказать. Отпускать из школы меня не хотели. Долгие годы звали обратно, передавали приветы. Но здесь, в Копейске, мои родители. Жалко было их оставлять.

 

Как и училище в институте у меня были замечательные педагоги (мне всегда везло на них). Участвовал в общественной жизни, на втором  курсе меня избрали секретарём бюро ВЛКСМ факультета. А главное — встретил будущую жену.

 

— Сорок лет вы преподавали в музыку еткульским детям. Каким педагогом вы были?

 

— Я не ругал учеников, но нагружал, нагружал. Согласен с Мстиславом Ростроповичем, который говорил, что уважает не талантливых, а трудолюбивых. Сам тоже никогда не считался со временем. Помню всех учеников. Не раз наблюдал трансформацию, расцветание, взросление, развитие интеллекта от соприкосновения с классикой. Ради этого стоит жить и преподавать музыку.

 

Всегда помнил, какой подпиткой для меня в студенческие годы были концерты и спектакли. Бывало целый автобус ребят возил в филармонию. Старался воспитывать на лучшем. Хорошие немецкие аккордеоны пришли в магазин «Ритм». Всего четыре на область, и все четыре купил Еткуль.

 

— Ваши собственные дети стали музыкантами?

 

— Младший сын окончил школу по классу гитары, но стал хорошим программистом. У старшего год музыкальной школы, потом он увлёкся физикой, учился в заочной школе МФТИ. Окончил московский физтех, сейчас занимается научными исследованиями. Он физик-ядерщик, изучает нейтрино. Иногда даёт комментарии в телепередачах.

 

— Владимир Алексеевич, поздравляю вас и всех ваших оркестрантов с юбилеем. Большой сегодня оркестр?

 

— По списку 25 человек, но полным составом играем не всегда. Рад, что удалось собрать коллектив единомышленников, бескорыстных людей, которые работают не за деньги, а от души. У нас в оркестре музыканты разного возраста — от школьников до пенсионеров. Есть и профессионалы Лиля Насуратова, Дамир Сибогатов. Думаю, с такими людьми у оркестра есть будущее.

Автор: Марина Морозова
Фото: архив Владимира Конищева
Фото
Жить ради музыки!
Жить ради музыки!
Жить ради музыки!
Жить ради музыки!
Жить ради музыки!
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас