с. Еткуль 18 сентября 2018
Баннер
Вы здесь: Главная > Проекты > Званый гость > Настоящий полковник живёт в Еткуле
Настоящий полковник живёт в Еткуле

Настоящий полковник живёт в Еткуле

В далёком уже 1972 году началась для Виктора Гришанина беспокойная служба в милиции. Его трудовая биография — постепенный подъём по служебной лестнице, от должности участкового инспектора до заместителя начальника отдела внутренних дел, от старшины милиции до полковника.

— Виктор Владимирович, ваши родители имели отношение к службе в милиции?

— В милиции нет, а вот отец в 1943 году, окончив Тюменское пехотное училище, в звании младшего лейтенанта попал на фронт. Потом была ещё Западная Украина, оттуда, кстати, и маму привёз. Так что, какое-то время он был человеком служивым. Выходцем из рабочей семьи меня назвать нельзя, но к рабочему классу я имею отношение. В каникулы, до армии и после трудился на ремонтно-инструментальном заводе, потом на заводе, где ремонтировали электровозы. Учился в индустриальном техникуме на сварочное производство. Учёба не очень давалась, потому что чувствовал — не моё. Учёбу бросил, а вот на завод пришёл работать сварщиком. В то время квалифицированный рабочий получал больше директора. У меня уже была семья, жена училась в мединституте, материально мы не испытывали нужды.

— А как пришли в милицию?

— Сначала была армия. Служил в группе советских войск в Германии, в Уральско-Львовской  добровольческой танковой дивизии, которая формировалась в 1942-43 годах в уральском регионе, в том числе и в Челябинской области.

После армии вернулся — образования нет, только восемь классов, пришлось идти в школу рабочей молодёжи. Работая на заводе, по вечерам за два года получил курс средней школы. Я всегда гордился, что учился в ШРМ, потому что в советское время к таким ребятам относились, как к надёжной категории молодых людей. Планы поступить в юридический институт были всегда, но с первой попытки не удалось, хотя учился очень хорошо. Ещё работая, участвовал в добровольной народной дружине, порой видел не очень профессиональный подход к своим обязанностям людей в погонах. Хотелось самому служить по-другому, справедливее. Это и был толчок к выбору профессии.

Всегда был активистом, участвовал в общественной работе, был секретарём комсомольской организации завода, членом Калининского райкома комсомола, входил в состав горкома комсомола г. Челябинска. А в милицию можно было попасть только по направлению партийных, советских или комсомольских органов. Просто прийти, написать заявление и попасть на службу, было невозможно. В райкоме мне предложили пойти в милицию. Согласился.

— Без специального образования?

— Тогда брали на службу с десятилеткой. С оконченным школьным образованием можно было стать инспектором уголовного розыска, ОБХСС.

В звании старшины некоторое время служил в патрульно-постовой службе. После четырёхмесячной учёбы в учебном центре  ГУВД области получил звание младшего лейтенанта, назначение участковым инспектором.

Первым моим участком был район «кирсараев», скажу вам, это похлеще каких-либо «шанхаев». За Теплотехническим институтом были маленькие мазанки, ветхие домишки, ну, и публика там соответствующая. Потом получил пятый микрорайон, между улицей Молодогвардейцев, Комсомольским проспектом и улицей Ворошилова. На участке проживали около семи тысяч населения, которых переселяли из сносимых бараков. Очень много квартир было коммунальных. Скандалы, драки, разборки были в таком количестве, что сейчас трудно представить. Рабочий день заканчивался у меня в два-три часа ночи. Жена спокойно засыпала только, когда я поворачивал ключ в дверном замке.

Пришлось пройти через всякое. Трижды был в качестве потерпевшего, и погоны срывали, и избивали.

— Приходилось применять оружие?

— Да, но только в воздух. Драки были часты, как правило, поздно вечером или ночью, очень трудно было людей остановить. Чтобы привлечь внимание, стрелял в воздух, в людей ни разу не стрелял.

 

 

 

— Как попали в Ленинград? И почему вернулись на Урал?

— В 1974 году жена окончила мединститут, пришла моя пора учиться. В 1975 году написал рапорт в Ленинградское высшее политическое училище, где готовили юристов. Руководство меня не отпускало, наградили знаком «Отличник милиции», стали предлагать другие должности, даже руководящие. Но я понимал, что без образования перспективы всё равно нет. Предлагали заочное образование, но я это не приемлю. В Ленинграде сняли квартиру, жена Наталья Александровна устроилась на работу участковым педиатром. Четыре года учёбы пролетели незаметно.

При распределении мне как выпускнику с красным дипломом сделали несколько заманчивых предложений, но мы вернулись в родной Челябинск. На работу взяли в Главное управление, тогда специалистов с дипломом юриста-политработника в области было всего двое. Ездил в командировки с проверками по городам и районам. Годы работы в отделе политико-воспитательной работы, а затем в политотделе УВД области под руководством опытных, мудрых наставников стали настоящей школой.

— А как оказались в Еткуле?

— Здесь была и практическая составляющая — получение звания, и немного романтическая — надоела бумажная работа, хотелось поработать с людьми. В Еткульском отделе было вакантное место, приехал, познакомился. Дали жильё, работу жене, думали ненадолго, оказалось — навсегда.

Для меня авторитетом был и остаётся Василий Николаевич Горбунов, тогдашний начальник отдела. Практик, профессионал, мудрейший и понимающий человек, я его вспоминаю всегда.

Самыми трудными оказались 90-е годы. Захлестнул рост преступности, убийства совершались, как правило, на территории ближайших городов, а трупы вывозили к нам в район. Магазины грабили чуть ли не ежедневно. Руководители отдела в составе дежурного оперативного наряда так же выезжали на места преступлений старшими в группе. Работали чуть ли не сутками, бывало, возвращался домой под утро. Приходилось и в перехвате стоять, и машины с совхозным скотом, техникой останавливать и возвращать — такие были годы. Надо отметить, что в районе не было организованных  преступных группировок. Все попытки их создания вовремя  пресекались сотрудниками милиции. Несмотря на трудности, наш отдел был в передовых и на первых позициях среди сельских органов внутренних дел области.

В это же время пошло увеличение личного состава. Когда я начинал в Еткуле в 1984 году, в отделе было около 70 человек. К середине 90-х личный состав насчитывал более 150 человек. Организация боевой, служебной, физической  подготовки с личным составом, укрепление служебной дисциплины, подбор кадров, создание ветеранской организации — приходилось решать много вопросов.

— Вы первый полковник среди заместителей в сельских отделах области?

— В 2003 году приказом министра внутренних дел в порядке поощрения «сверх потолка» мне было присвоено звание полковника милиции. В сельских отделах это первый случай.

— В Вашей трудовой биографии есть и страница длиной в 10 лет работы главой Печёнкинского поселения, сейчас – уже три года в Собрании депутатов района. А какой период жизни вспоминаете, как самый лучший, самый интересный?

— Конечно, служба в милиции. Это моё дело, моё призвание, иначе разве смог бы прослужить 33 года. Хотя и на посту главы было трудно, но и интересно. Я доволен, что смог сделать немало для поселения. Еткуль стал для меня и моей семьи второй родиной. Могу утверждать, что ни о выборе основной профессии, ни о выборе места жительства я не жалею.

Автор: Зинаида Тюрина
Фото: архив Виктора Гришанина
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Выберите: яблоко банан виноград груша ананас