Вы здесь: Главная > Новости > Интервью > Цех предприятия "Коелгамрамор" на время стал мастерской петербургского скульптора Виктора Грачёва
Цех предприятия "Коелгамрамор" на время стал мастерской петербургского скульптора Виктора Грачёва

Цех предприятия "Коелгамрамор" на время стал мастерской петербургского скульптора Виктора Грачёва

Художник, исследующий современные пластические формы, сделает восемь скульптур из белого мрамора. Как продвигается творческий процесс? Что автор хочет сказать на языке скульптуры, в каких музеях будут выставлены работы? Об этом и многом другом в интервью с членом Союза художников России Виктором Грачёвым.

"Искра" уже рассказывала о большом проекте "Белый мрамор России", который поддержал Президентский фонд культурных инициатив. Теперь старинное село Коелга от мала до велика приобщится к высокому искусству. В проекте много действующих лиц, но главная роль, безусловно, принадлежит скульптору, арт-директору некоммерческой организации "Творческие проекты Кайкино" Виктору Грачёву, который весной 2023 года впервые приехал в Коелгу за мрамором для своих скульптур. А затем вернулся всерьёз и надолго, чтобы воплотить новый замысел.

 

— Счастливое совпадение, что мы получили президентский грант на реализацию проекта в области культуры и искусства "Белый мрамор России". Затевали мы всё без гранта, — рассказывает Виктор Грачёв. Изначально, год назад, я предложил руководству предприятия "КоелгаМрамор" сотрудничество, мою идею поддержали. Получилось взаимовыгодное партнёрство. Уже гораздо позже я и моя творческая команда подали заявку в Президентский фонд культурных инициатив. Дело в том, что наша работа не ограничится только созданием скульптур и выставками, параллельно запланирована просветительская работа, приобщение к творчеству. Например, дети из Центра "Радуга" будут делать мультфильм, челябинские студенты из академии культуры — снимать кино.

 

— Искусство — процесс непредсказуемый и, кажется, совсем не совместим с промышленным производством. Виктор, как участвует в нём "КоелгаМрамор"?

— Мне предоставили мрамор, рабочее место. Кроме того, в цехе распиливают мраморные блоки до нужного размера, обрубают все лишние углы. По сути, это — создание "выкройки" будущей скульптуры. Вручную эту тяжёлую и очень пыльную работу мне пришлось бы делать два-три дня, и так с каждым блоком. Благодаря современным станкам много времени сэкономлено для творческого процесса.

 

— Много уже сделано?

— Первые две скульптуры практически готовы, пока отложил их, чтобы вернуться снова. Работаю широким форматом: мне нужно видеть целостную картину. Чтобы выставка получилась интересной, скульптуры должны перекликаться друг с другом и в то же время быть разными. Поэтому время от времени возвращаюсь к сделанному, что-то переделываю, поправляю. Изюминка в том, что не все скульптуры будут высечены из цельного куска камня. Некоторые смоделированы из нескольких, скреплённых между собой элементов. Выполнить это довольно сложно, так как детали тяжёлые и внушительных габаритов. Но это очень облегчит транспортировку скульптур из одного выставочного зала в другой. Так, самая большая трёхметровая скульптура, которой предстоит стать доминантой экспозиции, будет состоять из 26 частей. К сожалению, показать её и другие работы не могу. Мы решили сохранять интригу до открытия выставки.

 

Этим грубым мраморным блокам предстоит обрести пластические формы и, заговорив на языке скульптуры, стать произведениями искусства

 

 

— Хотя бы названия работ можете сказать?

— Названий у скульптур пока нет, но есть характер. Скульптура — это особый язык, как и музыка, например. Ведь слушаем же мы инструментальные композиции, созданные из абстрактных звуков, и понимаем музыку без слов. У меня не фигуративная скульптура, я не делаю что-то из нашей жизни, например, портреты, жанровые композиции. Я создаю состояние формы. Моя задача — из глыбы мрамора вытянуть определённое состояние. А, кроме того, надо почувствовать камень, его фактуру. Это увлекательный и бездонный творческий процесс, и работать можно бесконечно долго. Но в этот раз выстроена стратегия, поэтому скульптуры будут закончены к августу, когда "КоелгаМрамор" отмечает День строителя.

 

— Вы говорили, что первой вашей работой из коелгинского мрамора был памятник вашему учителю. Расскажите, пожалуйста, о нём.

— Это не скульптор, а живописец, нонконформист Геннадий Зубков. Он, в свою очередь, — ученик художника Владимира Стерлигова — одного из учеников Казимира Малевича. Всё это представители петербургской школы русского авангарда. Стерлигов называл это "невидимый институт". Изначально школа у меня классическая, академическая. Я долго занимался реализмом, но в какой-то момент понял, что хочу развиваться дальше, и оказался в мастерской у Геннадия Зубкова. Среди его учеников были живописцы, графики и я — единственный скульптор. Вместе мы изучали и решали художественно-пластические проблемы. Нефигуративная скульптура сейчас — самый динамично развивающийся вид искусства, ею занимаются во всём мире. Я работаю в этом направлении на российских истоках, плюс ещё смотрю на мировые тенденции. До пандемии ковида работал в основном в Европе. Мои скульптуры можно встретить в шведском городе Удден, в Германии, Люксембурге, музеях Дании.

 

— Ваша скульптура "Стремление" есть даже в Государственном Эрмитаже.

— Да, вернее, в его филиале "Эрмитаж-Выборг". В 2021 году я сделал там большую монументальную выставку. У меня получилось соотнести скульптуры с архитектурой здания, построенного в стиле функционализма и неоклассики знаменитым финским архитектором Уно Ульбергом. Мои скульптуры по пластике близки к его архитектуре. Во дворе Выборгского Эрмитажа с момента постройки здания есть сухой (недействующий) фонтан из гранита. Там я поставил одну из своих выставочных работ. Она так гармонично вписалась, что скульптуру купили и оставили на этом месте.

 

Скульптура Виктора Грачёва очень гармонично вписалась в архитектуру внутреннего дворика выставочного центра "Эрмитаж-Выборг". Фото с сайта скульптора Виктора Грачёва

 

— Новую выставку вы планируете сделать прямо в цехе, где, к слову, очень просторно и светло. Какова будет дальнейшая судьба скульптур?

— Когда выставку увидят жители Коелги, скульптуры отправятся в Челябинск, затем — в Екатеринбург, где будут показаны в музее изобразительных искусств, центре "Эрмитаж-Урал". Потом последует ещё несколько остановок по пути в Москву. В столице выставка пройдёт во Всероссийском музее декоративного искусства. Последней точкой маршрута станет экспозиция в Санкт-Петербурге, после этого скульптуры разъедутся по разным музеям.

 

— Виктор, откуда вы родом и бывали ли раньше на Урале?

— Родился и вырос я в Петергофе. Однажды в юности был на Северном Урале, в Печоро-Илычском заповеднике. Это огромная, практически нетронутая человеком природная зона в Республике Коми. В августе 1991 года мы с ребятами целый месяц сплавлялись на плотах, поскольку связи с внешним миром не было, пропустили все события августовского путча.

Южный Урал совершенно не похож на Северный. Вместо тайги — берёзовые колки и леса, поля. Особенно поразили окрестности Коелги, где буквально ходишь по мрамору. В Ленинградской области такого нет, у нас — гранит. Правда, в Карелии добывали серый мрамор, но сейчас там популярное туристическое место — мраморный каньон Рускеала.

 

— Не жалеете, что сейчас обосновались вдали от культурной столицы, в деревне Кайкино?

— Около 15 лет назад мы с женой переехали из Санкт-Петербурга в Волосовский район Ленинградской области. Купили обычный деревенский дом, позже построили галерею. В своей мастерской в Кайкино я могу пылить и шуметь, никому не мешая. Всегда под рукой природные материалы. Рядом лес, где деревья иногда падают по естественным причинам. Из древесины хорошо делать эскизы для будущих работ, а также — скульптуры. Кстати, эскизы для коелгинского проекта тоже были выполнены из дерева.

 

После работы молотком и долотом скульптор облагораживает форму, чтобы сгладить контуры поверхности

 

 

— Но вы не только скульптор, вы ещё и арт-директор АНО "Творческие проекты Кайкино". Чем она занимается?

— Задача нашей некоммерческой организации — развивать малые территории через культуру. У нас в Кайкино — ресурсный центр в области культуры, он помогает людям поверить в себя и не уезжать из деревни. Согласитесь, жизнь — это, прежде всего, люди. У нас в стране богатые природные ресурсы, передовые технологии, достижения в разных областях, но без людей всё это теряет смысл. Между тем ресурсы, например мрамор, можно использовать как технический материал для промышленности, а можно и как что-то приносящее людям радость. Да, скульптура не утилитарна, не имеет практической ценности, но она несёт в себе брендовую составляющую. Простыми словами, это и есть радость. Суть проекта "Белый мрамор России" в том, что я делаю скульптуры, а потом дарю их разным музеям. Утопическая история. Сразу после выставок я отправляю мраморные статуи в музеи, где они и должны быть. То есть, минуя деньги, все получают свою долю радости: от творческого процесса, от соприкосновения с искусством.

 

— Выходит, материальной выгоды от этого проекта для вас нет?

— Предусмотрены средства на то, чтобы реализовать этот проект. Небольшой гонорар для меня заложен, но это далеко не та сумма, которую я получил бы, если бы продавал скульптуры. В идеале, я бы хотел, чтобы Коелга стала известной, как итальянская Каррара. Мрамор каррарского месторождения знаменит благодаря Микеланджело. До него скульпторы столетиями работали с этим сортом мрамора, но Микеланджело первым довёл свои произведения до такого блестящего результата! В Карраре, кстати, тоже производят и слэбы (заготовки для изделий), и пыль для строительных смесей, и архитектурные элементы. Причём делают это в огромных количествах. Однако мировой столицей мрамора Каррара всё-таки стала благодаря работам Микеланджело.

Хотелось бы, чтобы здесь, в Коелге, тоже появились такие маячки. Для этого нужно, чтобы у самих коелгинцев было понимание того, что они живут рядом с уникальным месторождением мрамора, чтобы они гостеприимно встречали приезжих скульпторов, порой даже прощали капризы творческих людей. Моя работа в Коелге — малюсенькая песчинка на этом пути. После моих выставок в разных регионах поймут, что в Коелге добывают первоклассный мрамор, из которого можно делать скульптуры. И тогда, надеюсь, сюда поедут другие профессиональные художники.

Строительный материал для храма Христа Спасителя — это классно! Но скульптура — особая ипостась мрамора, которая дарит людям радость и красоту.

 

"В идеале, я бы хотел, чтобы Коелга стала известной, как итальянская Каррара. Мрамор каррарского месторождения знаменит благодаря Микеланджело. До него скульпторы столетиями работали с этим сортом мрамора, но Микеланджело первым довёл свои произведения до такого блестящего результата!"

 

 

 — Как возникли ваши "Творческие проекты Кайкино"?

— Некоммерческая организация "Творческие проекты Кайкино" была создана 14 лет назад. Мы с супругой Ольгой стали пионерами в этом направлении, во всяком случае, в нашем районе. Переехав в деревню, мы около года продолжали работать в городе. Ольга — дизайнер одежды, ранее у неё был свой модный дом в Петербурге. Я в то время занимался исторической миниатюрой. Однажды сказали себе: хватит, надо искать формы работы в той местности, где живём. К счастью, Ольга хороший организатор, она создала "Творческие проекты Кайкино". Выстроить работу комплексно помогли знакомства с художниками, скульпторами, дизайнерами, в том числе обмен опытом на семинарах, съездах. Например, мы долго взаимодействовали с скульптором по имени Лукас из Швеции, у которого была подобная некоммерческая организация.

 

— Успели уже как-то изменить жизнь Волосовского района?

— Да, у нас был очень интересный проект в районном центре Волосово. На въезде в этот город со стороны Санкт-Петербурга был неприглядный пустырь. Долго носилась идея, что там надо бы сделать сквер. Волосово — город старинный, но фактически не имеет истории. Название произошло от славянского языческого бога Велеса, в древности на этом месте было языческое капище. Но не строить же городские легенды на этих фактах? Тем более, что с "Творческими проектами Кайкино" дружит и сотрудничает православный священник — отец Леонид, настоятель храма Архангела Михаила в селе Бегунцы. Главный архитектор Волосовского района спросил, нет ли у меня скульптуры для их сквера? Подошла одна из работ, которую я делал для выставки в Эрмитаже, — нефигуративная скульптура "Стремление". В итоге живое состояние её формы создало историю сквера.

Хотя обычно делается наоборот. Есть история места, идея архитекторов и местного сообщества, которое находит смыслы.

Но тут получилось, что пластичность скульптуры задала стиль всему пространству сквера: скамейкам, брусчатке, светильникам. Всё смотрится очень органично. Посторонним людям кажется: какой классный сквер, ещё и скульптуру нашли подходящую! Более того, скульптура стала брендом города, преобразив его. "Волосово-то наше вот какое!" — прозрели люди. Кстати, недавно в этом сквере побывали педагоги из коелгинского детского Центра "Радуга". В весенние каникулы они прошли стажировку в арт-усадьбе Кайкино и теперь будут ещё лучше обучать своих ребят.

 

Представитель предприятия "КоелгаМрамор" Дарья Захарова:

— С профессиональными скульпторами наша компания работает постоянно, но именно в таком формате — впервые. Мы активно поддерживаем развитие культурных проектов и с радостью приняли предложение Виктора Константиновича. Как представитель "КоелгаМрамор" скажу, что нам не хватает соприкосновения с высоким искусством. Наши мастера делают мраморные столешницы, камины, облицовочные плиты и многое другое. Всё это, конечно, красиво, за этим большая трудоёмкая работа, но это уже стало рутиной. Хочется по-новому взглянуть на камень. Отмечу, что Виктор Константинович выбрал коелгинский мрамор не случайно. Скульптор высоко оценил природные свойства этого материала: экологичность, пластичность в обработке, неповторимую текстуру. Закалённый уральским климатом мрамор Коелгинского месторождения обладает высокой устойчивостью к воздействиям природных циклов, капризам природы. Скульптурами из этого материала можно будет любоваться веками. Важно, что благодаря выставкам в музеях работы Виктора Грачёва из коелгинского мрамора увидят настоящие ценители искусства.

Автор: Марина Морозова
Фото: Юрий Зеленин / Редакция газеты "Искра"