Вы здесь: Главная > Проекты > Личная история > И многое уж не дано, а всё равно жить хочется!
И многое уж не дано, а всё равно жить хочется!

И многое уж не дано, а всё равно жить хочется!

Худенькая, с короткими серебристо-седыми волосами, убранными гребёнкой назад, Лидия Фёдоровна Патрушева с возрастом приобрела особую привлекательность, отмеченную мудростью взгляда, благородством движений и каким-то неповторимым обаянием. Ей полных 93 года, но она отлично помнит все этапы своей жизни и может часами наизусть читать стихи. Она привыкла, оставляя всё в прошлом, думать всегда о хорошем. Но прошлое, конечно, не забывается...

Суровое детство

В июле 1937 года Лиде исполнилось семь лет. Пришла пора идти в школу. А в чём? На девчонке лишь застиранное платьице да дырявые сандалии. Впереди — сырая осень, холодная зима. Мать развела руками: покупать одежду не на что. И отправили Лиду в няньки...

 

— Каждое утро к нам приходила хозяйка, сажала меня на загривок и несла к себе домой, где я и нянчилась с её малышкой, — рассказывает Лидия Фёдоровна и, поймав мой жалостливый взгляд, добавляет: — Ничего, она смирная была, эта малышка, а хозяйка — добрая! Она в конце моей службы сшила мне новые платье и сарафан. А тут и мама немножко денег подкопила — удалось собрать меня в школу на следующий год.

 

Белоусово — родное село Лидии Фёдоровны. В семье росло пятеро детей, Лида — предпоследняя. В тридцать третьем году, когда случился неурожай, отец решил перевезти всю семью в Новосибирскую область — друг сказал, что жить там будет легче. А через три года отец тяжело заболел и умер.

 

— От горя заболела и мама, — продолжает рассказ Лидия Фёдоровна, — её увезли в больницу. И пошли мои старшие братья по деревням: вначале продавали то, что было в доме, или меняли на продукты, а затем и просто стали просить милостыню...

 

Приехав из больницы, мать решила с младшими детьми вернуться на родину — в Белоусово, к тому времени старшие сыновья были уже там. По дороге, боясь растерять детей, мать порой их стращала: «Не будете слушаться, я вас выброшу!»

 

— Приехали мы в Челябинск, мама пошла искать лошадь — вдруг подвернётся какая-то оказия до Белоусово, нас, младшеньких, посадила на подоконник на вокзале, а старшую оставила с котомками у здания, — теперь эту историю Лидия Фёдоровна передаёт с улыбкой, а тогда было не до смеха.

 

— Мама искала лошадь долго, мы подумали, что она нас бросила, и стали плакать. Вокруг собралась толпа: что за дети, откуда? Позвали милиционера... А тут и мама подошла — лошадка нашлась, и покатили мы в родную деревню...

 

Маленькая Лида с родителями, братьями и сестрой

 

 

Война коснулась каждого

Дом, где жила семья Бусыгиных, во время их отсутствия растащили по брёвнышкам, даже оконные рамы выдернули. Поэтому первое время пришлось снимать жильё. Но председатель колхоза обязал воришек вернуть украденное, после этого объявили в селе "помочь" — и за два дня дом встал на своё место. В тридцать девятом Андрея, старшего брата Лидии, забрали в армию. Службу он проходил в Киеве, а когда срок закончился — началась война. Попал в самое пекло. Домой вернулся живым, но о том, что пришлось пережить, не рассказывал.

 

В сорок первом вместе со своим другом ушёл добровольцем на фронт второй брат Павел. Им не было ещё и восемнадцати. Друг вернулся с войны, а Павел погиб в битве под Сталинградом. Накануне писал: "Мама, меня наградили, приеду. Всё расскажу". Не довелось...

 

Нелегко приходилось и в тылу. Зоя, сестра Лидии, выучилась на тракториста — кому-то надо было пахать и боронить. Вместе с подругой они работали в поле чуть ли не круглые сутки, заменяя ушедших на войну мужчин.

 

В колхозе

 

Побег с лесозаготовки

Лида и младший брат Саша учились в школе. В свободное время, а зачастую и в учебное, школьники помогали колхозу: вручную выдёргивали осот, молочай на хлебных полях, на сенокосе гребли и скирдовали скошенную траву. После семилетки брат поступил в ремесленное училище, где получил профессию столяра-плотника.

 

— А меня вместе с другими молодыми девчатами направили на лесозаготовки в Ашинский леспромхоз, — рассказывает Лидия Фёдоровна. — Зима, мороз, снег по грудь... Норма — как у взрослого мужика, — шесть кубов. Спилишь ель, упадёт — в снегу не видать. Тяжело, сил нет — решили сбежать.

 

Эту историю побега знают и дети, и внуки Лидии Фёдоровны. Она частенько её рассказывает.

 

— Нас было три девчонки, — теперь эту историю слушаю и я. — Вышли рано утром, пешком, частенько плутая и прячась, добрались до посёлка Точильного — там железнодорожная станция. Выяснили, что поезд до Челябинска отправляется в 12 ночи. На вокзал заходить боялись — вдруг поймают! Замёрзли, проголодались! Нашлась добрая женщина, позвала нас к себе, наварила картошки. Хлеба, говорит, нет. А мы и этому рады! Денег на поезд нет, решили ехать на буферах. К нам ещё два парня присоединились. Они сумели пробраться в тамбур, мы за ними. Отогрелись, заговорили. Тут и "накрыл" нас проводник, стал допрашивать: кто мы, откуда и куда? Правда, узнав всё, не выдал. Из Челябинска до Белоусово мы целый день шли пешком. Мама была рада моему приходу. Но через неделю меня опять направили на лесозаготовки...

 

Проще сказать, где не работала

Так говорит о своей трудовой биографии Лидия Фёдоровна. Выйдя в пятьдесят первом году замуж за Василия Никандровича Патрушева, ценного в колхозе механизатора, часто стояла у него на тракторе прицепщицей, а порой и заменяла на пахоте и бороновании.

 

"Сеять нам, девчатам, не разрешали, — говорит она, — для этого требовалось особое мастерство".

 

Вспоминает Лидия Фёдоровна, как грузила зерно из комбайна в машину вручную, как доила коров, выхаживала телят в колхозе, готовила обеды для полеводов, была приёмщицей в КБО, швеёй... Бралась за всё, где требовались рабочие руки. И при этом дома всегда было большое хозяйство: корова, телята, поросята, овцы... Сено одна метала, картошку копала и в погреб спускала. По всем делам ездила на велосипеде. С коровой долго не могла распрощаться. Когда стала трудно, заменила бурёнку на козу. А когда та стала "чересчур озорничать", оставила в стайке только кур. Держит их и по сей день. А помогает ей по хозяйству дочь Валентина, переселившаяся пять лет назад из Челябинска в Белоусово. Так что пожилая женщина постоянно под присмотром.

 

Лидия Фёдоровна 20 лет пела в хоре. На снимке: слева

 

Радость большой семьи

— Мы вместе с мамой и таблетки пьём, — смеётся Валентина, — и еду готовим, и телевизор смотрим. Бывает, я что-то делаю, а мама мне стихи читает — она их уйму знает!

 

Лидия Фёдоровна и Василий Никандрович (он ушёл из жизни в 60 лет) воспитали трёх дочек и одного сына. Дети выросли достойные, никто не посрамил честные имена родителей. Сейчас у Лидии Фёдоровны шесть внучек, один внук и 15 правнуков! Все они любят бывать в гостях у бабушки. Традиционно все собираются вместе на Рождество и её день рождения.

 

— Вот тут начинается борьба за то, кому спать на полу! — смеётся Лидия Фёдоровна. — вытащим все перины, матрасы, они начинают кувыркаться, веселиться. А мне это только в радость.

 

Лидия Фёдоровна — человек творческий. Двадцать лет пела в хоре села Белоусово. Постоянно участвовала в клубных праздниках и сейчас по мере сил посещает мероприятия в ДК. Любит пошутить. На Новый год всегда наряжается в какой-нибудь костюм. Однажды с подругой сделали из проволоки лошадок, смастерили из мочалок хвост и гриву и прискакали в клуб на новогодний вечер. То-то было смеха!

 

Дом, в котором сейчас живёт Лидия Фёдоровна, они строили с мужем сами. Для установки сруба нанимали работников, мох для заделки щелей между брёвнами добывали на болотах. Стены затирали глиной, смешанной с соломой. Эта штукатурка до сих пор цела, только наклеили на стены обои.

 

— Влазины мы устроили осенью 1956 года, — говорит Лидия Фёдоровна. — Так у нас называется вселение в дом. Потом муж ещё пристраивал комнаты, так как семья росла. Бывало, что у нас гуси под лавками птенцов выпаривали, телёнок маленький на кухне жил. Печь по два раза в день топили. А сейчас в доме газ, для этого построили котельную.

 

Цветы — радость жизни

 

Быть нужной

В военные годы маленькая Лида вместе с мамой вязала ночами носки для наших солдат. А сейчас Лидия Фёдоровна помогает бойцам СВО: связала уже 16 пар варежек с тремя пальцами, 26 пар шерстяных носков. А дочь Валентина вместе с волонтёрами села плетёт для СВО маскировочные сети

 

— Это меня сподвигает жить дальше, — говорит Лидия Фёдоровна и подытоживает разговор стихами: "Душа ещё чего-то ждёт, ещё куда-то просится. А жизнь идёт и пусть идёт. И пусть всегда жить хочется!"

Автор: Галина Огонькова
Фото: Юрий Зеленин; архив Лидии Патрушевой